Двойные стандарты Алтайского правосудия: заработал — посадить, «стырил» — назвать банкротом?

На днях в Арбитражный суд Алтайского края поступило заявление Сбербанка о признании банкротом президента СРО «Алтайские строители», президента Союза строителей Сибири, владельца концерна «Алтайкоксохимстрой», депутата АКЗС Михаила Фокина. Об этом факте сообщает ИА «Банкфакс».

Банкротство Фокина, по мнению издания, может быть логическим завершением банкротства «Алтайкоксохимстроя» из-за долга в 1,1 млрд рублей. Еще в июле 2012 года председатель Сибирского банка Сбербанка Владимир Ворожейкин на пресс-конференции в Новосибирске говорил, что «Алтайкоксохимстрой» перестал платить по обязательствам. «Собственник концерна «Алтайкоксохимстрой» Михаил Фокин в течение нескольких лет стабильно обслуживал свои кредиты, взятые в нашем банке, а сейчас вдруг сдулся и подал на банкротство», – приводили слова г-на Ворожейкина «Ведомости».

В материалах дела о банкротстве тогда указывалось, что имущества должника, которому принадлежит два объекта недвижимости балансовой стоимостью 847,3 млн рублей, будет недостаточно для погашения требований кредиторов в полном объеме.

В базе данных УФССП по Алтайскому краю производство сейчас отсутствует, однако можно обнаружить несколько других, которые значатся завершенными по ч. 1 п. 4 ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве». Этот пункт применяется, «если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными». Таким образом получается, что г-на Фокина как бы закончилось имущество для реализации, что, вероятно, и стало причиной иска о банкротстве. Как говорится, имел на руках чужой миллиард, а теперь нету его, весь вышел?

«Личное» банкротство бизнесмена, после появления федерального закона «о банкротстве физических лиц», — дело уже не новое.  Только на Алтае в реестре «банкротов» на сегодняшний день немало состоятельных людей. Среди таковых даже депутаты АКЗС, прежде известные, как одни из самых богатых людей края: Валерий Пекарский, Артак Махсудян, Сергей Бродников, семейство депутата АКЗС Стеллы Штань, ранее успешные строители — Мудрики… ну и так далее.

Неуплаченные кредиторские обязательства по «банкротным» делам такого уровня персон исчисляются, как правило, даже не сотнями тысяч, а десятками и сотнями миллионов рублей.

По нашему оценочному мнению, налицо узаконенная возможность брать и не отдавать, сравнимая по своей сути с хищением в особо крупном размере. Конечно, банкротство банкротству рознь, и обстоятельства публичного разоблачения бывают разными. Однако, как полагаем, любое крупное личное банкротство, не обеспеченное сколь либо адекватным долга имуществом, должно было бы привлекать интерес сотрудников того же Следственного Комитета края. А, почему бы не поглядеть, куда подевались деньги, на что они потрачены, и в виде каких активов они легализовались? Или для сыщиков эта задача не выполнима из-за слишком большого объема предстоящей работы, или отсутствия «заказа» со стороны?

Похоже, что для цифр в ежегодных отчетах «наверх» вполне сгодятся дела по статьям УК РФ о «недоплате налогов», «незаконной предпринимательской деятельности», как в случаях с теми же депутатами Убраевым и Кушнаревым?

Значит, получается, что немного где-то оступившись, выйдя за очерченные рамки, либо просто оказавшись на прицеле конкурентов, имеющих влияние на «правоохранителей»,на Алтае ты становишься преступником! А взяв сотню-другую миллионов, и через пару лет отказавшись их возвращать — «банкротом», с которого «все взятки гладки»? Замечательная система, не правда ли!?

Так и живем!

Похожие записи

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *