В Павловске самостийность- свое право,следствие,суд,прокурор (продолжение)

Всем известно, что наши правоохранительные органы не могут отойти от палочной системы учета показателей.

Не является исключением и следственный комитет Павловского района, одним из главных показателей служебной деятельности которого, является процент привлеченных к уголовной ответственности сотрудников полиции. 

Данное уголовное дело это яркий пример того, как следственный комитет, пытается сделать показатель,  не гнушаясь никакими нормами морали, фабрикует уголовное дело, основываясь на заведомо ложных документах и показаниях.

В основе возникшего уголовного дела, лежит обычный бытовой конфликт в семье сотрудника полиции, произошедший в июне 2016 г. на почве бракоразводного процесса.

Супруга сотрудника, реализуя свои меркантильные интересы и личные обиды, скопившиеся за время супружеской жизни, посчитала скучным просто развестись, решила использовать данную ситуацию с пользой для себя.

Наша мнимая потерпевшая, кстати согласно собранной мною в ходе журналистского расследования информации, особа вздорная, конфликтная и истеричная, не контролирующая свое поведение,  инициирует конфликты и драки по поводу и без повода.

Что подтверждается даже материалами уголовного дела, за несколько дней до конфликта с супругом, потерпевшая, управляя автомобилем, сдавая назад, наехала на коляску с ребенком и потом кинулась в драку с матерью последнего, что та была вынуждена защищаться и вызвать полицию.

В июне 2016 г., на этот момент супруги уже около года не проживали совместно,  подсудимый приехал в квартиру к бывшей супруге с целью повидаться с ребенком, чему кстати она постоянно препятствует. Потерпевшая, находясь не в духе и будучи обижена на то, что супруг накануне не привез ей пива, начала при ребенке оскорблять его и кидаться на него драться. Последний чтобы не травмировать психику ребенка, был вынужден покинуть квартиру и поспешно уехать к себе домой.

Однако наша потерпевшая, с намерением продолжить конфликт, поехала за ним следом. Воспользовавшись тем, что подсудимый не запер дверь, потерпевшая незаконно, без его разрешения прошла в его дом и с ходу продолжила оскорблять, высказывать претензии  по поводу загубленной молодости, бить подсудимого, пинать его, при этом падая, крушить его имущество.

Подсудимый пытался словесно успокоить ее, а когда понял, что это бесполезно, ее поведение неконтролируемо, защищаясь от ее беспорядочных ударов, взял ее за руки и положил на пол.

Немного успокоившись, потерпевшая уехала.

Спустя несколько дней, потерпевшая, зная, что к моральному облику сотрудников полиции предъявляются очень высокие требования и малейший намек на проступок, может послужить поводом для увольнения, решила извратить обстоятельства произошедшего конфликта, заявив, что муж избил ее, с целью  вынудить его к совершению выгодных ей действий материального характера. 

Неофициально обратившись к своей подруге, сотруднице полиции потерпевшая, попросила ее выписать фиктивное направление к судебному эксперту, чтобы в последствии шантажировать им своего супруга, угрожая в случае не выполнения ее требований, написанием ложного заявления.

«Добропорядочная» сотрудница полиции, вопреки закону, через своего подчиненного, оказала потерпевшей данную услугу. С фиктивным направлением потерпевшая на третий день после конфликта с мужем приехала на своем автомобиле к судебному эксперту, и воспользовавшись отсутствием в Павловской ЦРБ диагностического оборудования, имитировала наличие признаков болезненного состояния.

Введенные в заблуждение ее ложью врачи, выдали ей справку о наличии у нее вреда здоровью.

Однако потерпевшая, планируя лишь попугать и принудить мужа к выгодным ей действиям по передаче ей дома, не учла того, что информация об обращении в ЦРБ передается в полицию.

И в этот момент ложь потерпевшей стала достоянием общественности и ей ничего не оставалось делать, как, боясь ответственности за дачу ложных показаний, продолжать лгать приехавшим на сообщение сотрудникам полиции. 

Материал по обращению потерпевшей к эксперту  был передан сотрудникам следственного комитета по Павловскому району, которые решив, что в данной ситуации можно «легко срубить палку», возбудили уголовное дело без проведения предварительной проверки, игнорируя факты лжи потерпевшей, каждый раз сообщающей новые подробности своего избиения, картина которого с каждым опросом становилась все страшнее.

При этом сотрудники Павловского МСО не собирались слушать показания сотрудника МВД, который неоднократно заявлял, что  не бил супругу и просил провести себе полиграф, детектор лжи, в чем ему было отказано.

Однако, руководство ГУ МВД РФ по АК,  по его просьбе, инициировало проведение независимой экспертизы с использованием полиграфа, по результатам которого было однозначно установлено, что он свою супругу не бил. Но следственный комитет отказали даже в приобщении указанного заключения, как и в проведении полиграфа потерпевшей, зная, что она его не пройдет.

Закрыв глаза на это и множество других доводов подсудимого и нарушений, допущенных в ходе проведения предварительной проверки, в том числе на фиктивные медицинские документы и направления на освидетельствование,  следовать СК возбудил уголовное дело.

Постановление о возбуждении по заявлению подсудимого было признано незаконным Павловским районным судом в виду указанных выше нарушений.

Но данное решение, с подачи более влиятельных должностных лиц следственного комитета края, было отменено и произвол следственного комитета продолжился. В ходе так называемого расследования, другими словами дозволенного вышестоящим руководством беззакония, следователи особо не выбирали методы расследования, не гнушаясь фальсификацией, запугиванием свидетелей, избирательным приобщением доказательств, в том числе ложных медицинских документов, «теряли» из дела не выгодные им документы, немотивированно отказывали в удовлетворении всех ходатайств подсудимого, в том числе о проведении полиграфа потерпевшей. О многочисленных нарушениях и давлении на свидетелей со стороны следователей СК, поступали жалобы в прокуратуру, однако видимо умудренные в данном опыте следователи СК «выходили сухими из воды».

Я лично общался со свидетелями по уголовному делу и был шокирован их рассказами как следователи Павловского МСО вели допросы и следственные действия по данному делу, как будто на них не распространяются требования уголовно-процессуального кодекса о законности, не предвзятости и уважении чести и достоинства участников процесса.

Кроме того, я пришел к выводу, что ни одного доказательства преступления, в котором обвиняют сотрудника, в том числе ни одного свидетеля, кроме ложных показаний потерпевшей в деле нет.

Не беря во внимание показания свидетеля, который видел как мнимая потерпевшая в истерике наносила беспорядочные  удары подсудимому и громила его имущество, многочисленные изменения показаний потерпевшей и факты ее лжи, подтвержденные материалами дела, в том числе заключением психологической экспертизы, согласно которой потерпевшая сообщает ложные сведения, следователь принял решение о направление дела в суд, отказав сотрудника полиции даже в допросе.

Отголоски «победоносной работы» Павловского межрайонного следственного комитета я также слышал от коллег из Мамонтовского района, где в суде находится дело в отношении уже бывшего сотрудника полиции и его отца, которые так же необоснованно обвиняются в совершении преступления.   

В итоге уголовное дело оказалось в Мировом суде Павловского района, судья которого Сизонцева Н.П. будто приняла эстафетную палочку «объективного справедливого расследования» и продолжила в том же духе.

Так за 8 месяцев судебного следствия, ложь потерпевшей лавинообразно растет и подтверждается даже ею самой, однако, судья закрывая глаза на очевидные факты, отказывает в ходатайстве подсудимого на проведение полиграфа потерпевшей.

Более того, только  спустя 1, 5 года после конфликта, перед прениями сторон, судья, засомневавшись в законности и достоверности имеющихся в деле медицинских экспертиз, пришла к мысли, что наверное все же нужно установить были ли телесные повреждения и вред здоровью у потерпевшей и назначила очередную медицинскую экспертизу.

Интересное в Павловске правосудие, без проведения проверки возбуждают уголовное дело, направляют его в суд, а на суде уже пытаются выяснить, а были ли основания его возбуждать.

Побывав на судебном заседании по делу, у меня возникли глубокие сомнения, что судья имеет своей целью объективно и по существу рассмотреть дело и вынести законное и справедливое решение.  А именно, судья Сизонцева, в ходе рассмотрения дела постоянно вводит в заблуждение подсудимого в отношении его прав, свобод и законных интересов, в открытую заявляя, что не собирается ничего уточнять и повторять ответы на его вопросы. И При этом судья, необоснованно отказывает в приобщении к материалам дела документов, подтверждающих ложность показаний потерпевшей, в том числе таблицы с выдержками ее ложных показаний.

И несмотря на то, что ложность показаний потерпевшей очевидна, судья делает вид, что не слышит этого, не делает замечаний потерпевшей и не предупреждает ее об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, а более того, задает ей уточняющие вопросы, не давая оценки ее показаниям и не принимая мер к их проверке.

Судья в нарушении принципа состязательности, как мне показалось, больше имитирует судебное следствие, даже формально не соблюдая права подсудимого, фактически заняла обвинительный уклон, потворствуя стороне обвинения.

До настоящего времени, не смотря на то, что заседание идет уже около 8 месяцев, судья  отказывает стороне защиты в предоставлении готовой части протокола судебного заседания, аргументируя свой отказ то тем, что протокол не готов, то тем, что она вправе нарушать права подсудимого и не предоставлять ему для изучения готовую часть протокола.

Судьей допущены грубые  нарушения прав обвиняемого  при назначении судебной комиссионной медицинской экспертизы. А именно, принимая вопросы стороны обвинения, судья отказывает стороне защиты в праве на постановку дополнительных вопросов, мотивируя свой отказ абсурдными даже для обывателя формулировками.

Поставленные же судьей вопросы в постановлении о назначении экспертизы, имеют обвинительный уклон,  являясь некорректными и содержащими в себе явные ответы. И в целом не обеспечивают полноту, всесторонность и объективность рассмотрения обстоятельств дела.

Так же судья при рассмотрении вопроса о предоставлении права стороне защиты присутствовать при проведении экспертизы и давать пояснения, ограничила подсудимого в предусмотренном законом праве давать пояснения эксперту.

А предложенные судьей для изучения медицинские документы для меня вообще вызывают удивление.  Потерпевшая сама прямо заявила при допросе, что указанных в медицинских документах симптомов,  рвоты и потери сознания, на основании которых ей выставили вред здоровью, у нее не было, ни врачам, ни эксперту она о них не сообщала.

Судья же делает вид, что не слышит этого и направляет данные  медицинские документы, содержащие ложные сведения на повторную экспертизу.

Происхождение  же амбулаторной карты потерпевшей вообще непонятно, она появилась у государственного обвинителя только спустя 1, 5 года после возбуждения дела при невыясненных обстоятельствах.

Нетрудно догадаться  какого результата от  данной экспертизы  ожидает судья.

Как я понял на примере данного дела, с. Павловск не является частью Российской Федерации и нормы Уголовно-процессуального законодательства РФ там не действуют, а следователи и судьи Павловска  пользуются своим «местечковым» правом.

Преследуя свои цели, правоохранительные органы Павловского района с подачи потерпевшей, искусственно создав резонанс вокруг данной семейной ситуации, придали подсудимому, в разрез его личности, облик  оборотня в пагонах и неуравновешенного домашнего тирана.  Что никак не сопоставляется с полученной мною от населения и должностных лиц Павловского района, информацией о подсудимом, которые характеризуют его, как  порядочного, честного, доброго человека и  принципиального  сотрудника полиции.

Завуалировав «благородными» целями по защите «мнимой» потерпевшей, свои нелицеприятные цели, идущие в разрез с  политикой правового государства и обращениями Президента РФ  к  правоохранительным органам об усилении борьбы с коррупцией,  сами сфабриковали уголовное дело и направили его в суд,  рассчитывая, что судья, будучи винтиком государственной обвинительной машины, под давлением следственного комитета,  резонанса и в целом негативного   отношение общества к полиции, примет нужное им решение.

В данном случае, остается надеяться на то, что судья, осознает суть происходящего, чувствует ответственность перед обществом и государством, несмотря ни на что,  объективно по закону разберется по делу и примет справедливое решение.

 

http://новостиалтая.рф/2017/11/в-павловске-самостийность-свое-право/ В Павловске самостийность- свое право,следствие,суд,прокурор.

(Продолжение следует)

Похожие записи

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *