Рубрика: В центре внимания Из соцсетей по строчке Мнение Образование и культура Общество Политика Экономика

Что на самом деле стоит за бунтом «желтых жилетов» во Франции?

Глобальный договор о миграции разрушит весь нынешний мир.

За текущими событиями в мире как-то незаметно сошли на нет новостные репортажи о мигрантах. Даже факт применения американской армией и пограничной охраной слезоточивого газа на границе с Мексикой особого ажиотажа не вызвал.

А про беженцев с Ближнего Востока в Европу пресса перестала рассказывать практически совсем.

Где-то пограничная охрана стала нелегалов лучше перехватывать.

Где-то их получилось тормозить еще на территории Турции, хоть бюджету ЕС это и стоит существенных денег.

Где-то вышло стимулировать арабские страны лучше навести порядок на своих границах.

В общем, складывается впечатление успеха, но оно ошибочно.

Мусор лишь замели под ковер, тогда как организаторы процесса, в лучших традициях окон Овертона, перешли к следующей фазе операции – подготовке официальной международной юридической базы для разрушения институтов государства.

Причем делается это вполне открыто, через механизм Организации Объединенных Наций.

28 сентября нынешнего года, параллельно с другими вопросами, обсуждавшимися на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи, был финализирован процесс подготовки глобального международного соглашения на тему беженцев, начатые еще годом ранее. Результат теперь официально называется «Глобальный договор о миграции» (ГДМ).

Члены ООН собираются подписать его на Межправительственной конференции по принятию Глобального пакта по безопасной, упорядоченной и регулируемой миграции 10-11 декабря в Марракеше, Марокко.

Мы как-то привыкли ассоциировать ООН с местом сплошной пустой говорильни. Они что-то обсуждают, о чем-то выражают, к чему-то призывают, но результат их деятельности обычно имеет крайне малое касательство к жизни обычного человека.

В этот раз все иначе.

Подписавшим ГДМ странам мира предлагается согласиться со следующими ключевыми моментами. Полный список занимает толстую стопку страниц, потому сейчас стоит отметить лишь самые ключевые из 23 базовых положений.

Подписавшие Договор государства должны:

— обеспечить за бюджетный счет мигрантам места поселения со всеми (!) прилагаемыми условиями проживания, питания и медицинской помощи;

— применять практику помещения мигрантов в центры временного содержания исключительно в качестве крайней меры на время поиска альтернатив;

— в полном объеме (!) принять культуру и традиции прибывающих людей, абсолютно все традиции, даже если они кардинальным образом отличаются от собственных традиций принимающей страны;

— обеспечить полное признание образования и профессиональной квалификации мигрантов для обеспечения их беспрепятственной интеграции на местном рынке труда;

— содействовать справедливому и этичному найму мигрантов на работу и обеспечить им достойные условия работы;

— способствовать созданию для мигрантов и их диаспор условий для полноправного устойчивого развития;

— строжайше наказывать (!) любое отступление или критику обозначенных целей договора, а также попытки помешать обоснованию мигрантов на территории страны в средствах массовой информации, а также в политических дискуссиях и индивидуальных разговорах.

Все вот это красиво прикрывается необходимостью заранее подготовиться к последствиям надвигающегося глобального изменения климата, вследствие которого уже в нынешнем столетии обширные территории могут оказаться непригодными для жизни.

Например, из-за подъема уровня Мирового океана полностью уйдут под воду Нидерланды. В груду островов превратится половина нынешней Франции и почти вся бывшая великая Британия. Конечно, перемены не ограничатся только Европой.

Под ударом окажется значительная часть Африки, Азии и, особенно, Океании и самый большой поток мигрантов возникнет оттуда, но пока ООН снимает ролики лишь про «первый мир».

Психологически он воспринимается как практически свой, где сосед соседу, безусловно, должен помогать.

Но за всем этим благостным начинанием в действительности стоит явно видимая попытка полностью дестабилизировать сложившуюся систему национальных государств, как, впрочем, и государства, как самого института.

Авторы ГДМ исходят из автоматического предоставления мигрантам социального пакета, равного, а то и превосходящего его объем для собственных граждан страны.

Хотя бы потому, что гражданам для получения благ следует работать и платить налоги, а мигрантов следует обеспечивать просто по факту их существования.

Причем принимать их следует в обязательном порядке, столько, сколько их придет и ни в коем случае не мешать формированию ими собственных этнических анклавов.

Чем все это оборачивается, хорошо видно на примере Франции, Германии и, особенно, скандинавских стран, где возникают и расширяются анклавы, вообще никак с принявшим государством уже не связанных.

Внутри них мигранты живут по собственным законам и в соответствии с собственным культурным укладом, а принимающее государство их лишь содержит за счет налогоплательщиков.

Причем мигранты, особенно родившиеся уже в анклавах, абсолютно убеждены в наличии у них права требовать от государства учета их пожеланий наравне с полноценными гражданами.

В Швейцарии даже была озвучена инициатива убрать крест с государственного флага как слишком сильно ассоциирующийся с крестовыми походами и тем самым оскорбляющий чувства местных мусульман.

Кто за всем этим стоит – пока однозначно и с вескими доказательствами до конца не понятно.

Но как гласит одна старая латинская поговорка — Is fecit cui prodest — ищи, кому выгодно.

Стоит взглянуть на вопрос с этой позиции, и все сразу становится на свои места. Кому может быть выгодно уничтожение механизма государственности?

Кандидатов очень немного. Точнее говоря, он вообще один – это транснациональные корпорации, а еще конкретнее – их владельцы.

Один раз вырваться из-под государственного контроля они уже попытались через инициирование подписания договоров TTIP и TPP, но тогда по ряду причин реализовать идею корпоративных трибуналов не вышло. Все указывает на то, что эти ребята придумали вариант захода с другого фланга.

Пока как бы никого ни к чему юридически не обязывающий.

Председатель Генеральной ассамблеи ООН Мирослав Лайчак отмечает, что никакого расширения или сокращения миграционных потоков Договор не предусматривает, однако он позволяет всем странам тесно сблизиться и сформировать единый правовой и понятийный подход к вопросу миграции в целом, а также к нахождению золотой середины между правами мигрантов и обеспечением суверенитета государств. Правда, что достигать этой середины предполагается исключительно за счет односторонней уступки со стороны суверенитета государств, он вежливо умалчивает.

Примерно в том же ключе высказывается ряд других видных политиков и лидеров государств и международных организаций.

Сдать «под эгиду ООН» независимость Франции на днях согласился Макрон. В конце концов, ведь в текущей формулировке ГДК как бы никого ни к чему не обязывает. Это только лишь сближение взглядов. Хотя уже сейчас полно примеров того, как Франция официально меняет свое внутреннее законодательство для приведения его в соответствие не только с вроде как такими же необязательными нормами Евросоюза, но и еще менее обязательными нормами ООН.

Точно также активно за подписание ГДК агитирует Еврокомиссия, официально одобрившая итоговый текст документа.

Как события пойдут дальше, хорошо показывает пылающий сейчас во Франции бунт «желтых жилетов».

Пока институт государства еще более-менее силен, сопротивляться деструктивным процессам он еще может.

Но уже сегодня видно, что в большинстве случаев реакция запаздывает. Бунты наносят увеличивающийся в объеме материальный ущерб гражданам. Горят их машины, магазины, дома.

Величина ущерба тянет ко дну страховой бизнес и вместе с тем всю экономику в целом.

Одновременно актуализируя главный вопрос взаимодействия гражданина и государства: если оно не обеспечивает гарантированную безопасность, то за что я плачу ему налоги?

А самое главное – зачем мне тогда его распоряжениям вообще подчиняться?

Тут самое время вспомнить историю советского ГКЧП.

Формально Комитет верховную власть в стране захватил. Банки, связь, телевидение, изрядная доля войск и спецслужб находились под их контролем.

Но издаваемым ими распоряжениям население страны просто не подчинилось, и ровно через полутора суток провал начинания осознали и сами путчисты.

Государство существует лишь до тех пор, пока абсолютное большинство граждане его распоряжения исполняют и жить по декларируемым им законам согласны.

Вот именно под эту опору авторы ГДК сейчас мину и закладывают.

Когда мигрантов станет очевидно слишком много, произойдет одно из двух: государство по факту отменит либо критично расплодившиеся ему не подчиняющиеся этнические анклавы, либо взбунтовавшиеся местные, окончательно убедившиеся, что государство их не защищает вообще никак, более того, что действия государства направлены против них самих.

Хотя, скорее всего, сработают оба компонента, взаимно усилив друг друга.

Впрочем, точный механизм протекающей взрывной реакции представляет разве что академический интерес.

Главное, что по мере ослабления основ государства ТНК останутся единственной силой, консолидирующей под своим контролем необходимое количество ресурсов, от материальных до финансовых и силовых.

А значит, они смогут извлечь из происходящего несомненную выгоду.

В первую очередь, благодаря возможности отказа от выплаты государству налогов.

Потом, за счет публичного отказа от соблюдения закрепленных в нынешних законах социальных завоеваний.

Оплачиваемые отпуска, больничные, гарантированный размер минимальной оплаты труда, всякого рода меры по безопасности условий труда, все это стоит денег, а значит, является ненужными издержками, подлежащими всемерной оптимизации.

Сейчас этому мешает механизм государства, давить на который может гражданское общество.

Но если с помощью второго разрушить первое, кто и каким образом сможет к чему-либо принудить корпорации?

Впрочем, руководство некоторых стран на эти «новые песни о главном» не ведется.

США вышли из обсуждения условий «Глобального договора о миграции» вышли еще в конце 2017 года. Их позиция понятна и прозрачна. В том числе в вопросе миграции.

Действия России пока не такие четкие.

Вроде как подписывать результат Москва не собирается, но пока в процедуре обсуждения условий участвует. Позиция Пекина пока неизвестная. Зато категорически против подписания высказались Польша, Австрия, Чехия, Италия и еще пять стран ЕС, правда, относящихся к категории лимитрофов. Также о своем нежелании участвовать в ГДМ заявил Израиль.

Однако в мире официально больше 200 входящих в ООН государство, как минимум 140 из которых на данный момент ставить свою подпись под условиями «договора про права мигрантов» как раз собираются.

Так что в 10-11 декабря 2018 года в Марракеше может произойти действительно эпохальное событие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

165 просмотров всего, 19 просмотров сегодня