Рубрика: Общество Политика Проверено на себе! Происшествия Так и живем!

Россия между добром и злом

Россия между добром и злом…пятая колонна не дремлет…да и «спящие» пробуждаются……

Что-то слишком часто стала муссироваться тема грядущего развала, на которую подсели не только сильно заряженные и мечтающие не пропустить раздел пирога, но и втягиваются люди, ранее в подобном не замеченные.

При этом надо понимать, что вокруг нас, в нашем ближнем и дальнем окружении, много неопределившихся, кто смотрит, читает и принимает то или иное решение, иногда для себя достаточно судьбоносное.

Разговор непростой, поэтому поговорим от первого лица, ибо, вполне возможно, речь во многом пойдёт и о нас самих.

Итак, констатируем: в России полно проблем, в том числе и системных.

При этом есть разные варианты работы с данным «диагнозом», основные из которых выглядят примерно так:

1. Самый простой и эффективный (он же нейтральный) — не сильно заморачиваясь пристрастиями, подставляем вместо России любую другую страну и успокаиваемся, ибо будем правы минимум на 100%. Всё, больше здесь писать нечего, кроме одного: этот вариант характерен для основной массы людей, занятых своими личными делами и проблемами.

И всё бы ничего, но тут энергично вступает в силу второй вариант, нацеленный как раз на тех, кто не сильно заморачивается, с попыткой придать им нужный импульс и вовлечь в свою картину мира.

2. При этом, второй вариант наиболее яркий и активный, хотя и, с точки зрения вовлечённости в него людских масс, не сильно многочисленный. Выглядит он примерно так: под благим предлогом «борьбы с недостатками ради лучшей жизни», систематическим выявляем их и педалируем до упора, а для вящей убедительности каждый частный случай будем непременно обобщать — это чтобы дошло до самых гланд.

В конце, естественно, вывод о тотальной коррумпированности, беспробудной нищете и бесправии, неспособности к цивилизованной жизни ввиду врождённой рабской психологии, отсутствии дорог, труба вместо экономики, повсеместно поросшие бурьяном поля и цеха, тотальный развал армии и ВПК.

А в оконцовке: во власти марионетки третьих стран, ведущие, естественно, к скорому развалу страны. В общем, сплошной и тотальный негатив ко всему, что нас окружает.

Список недостатков, кстати, можно продолжать до бесконечности, но не в этом дело. А дело в том, что предыдущий абзац есть сжатое изложение процесса (иногда длительного, иногда быстрого) под названием «становление оппозиционера».

Именно «оппозиционера» (или, для краткости, оппа) — человека, принципиально не принимающего существующее положение дел в своём отечестве.

Таким образом, если, повторю, мы формально уходим от политической и географической окраски оппа, то вновь, как и в самом начале, можем смело менять Россию на любую другую страну и в каждой замене снова будем правы минимум на 100%.

Разве что придётся внести корректировки: кое-что из обличаемых недостатков убрать, другое добавить.

И всё бы ничего, но классики диалектики предупреждают: любой процесс должен развиваться и ни в коем случае не останавливаться, ибо остановка равносильна деградации или, если помягче, возврату назад.

То есть, опп всё время должен идти вперёд, обличая весь спектр, от «малых дел» до «больших деяний», накаляя страсти любой ценой и любыми средствами, поднимая планку и градус обличений, не останавливаясь ни на секунду.

В противном случае его никто не заметит, а если остановился, быстро забудут.

В конце концов он (совершенно логично и просто) обязан прийти к мысли, что необходимо срочно менять существующую власть любыми методами, вплоть до насильственных, не обращая внимания на возможные последствия.

А когда и если опп начинает вдруг трезво понимать, что, несмотря на все усилия, силёнок его и его единомышленников для свершения желаемого не хватает ни при каких обстоятельствах, он переходит к систематическому муссированию сроков неизбежного и скорого развала страны.

Ещё раз повторю: сказанное — типичный путь человека, в какой-то момент посчитавшего, что концентрация на недостатках есть самое что ни на есть благое дело, с помощью которого тяжело больное отечество сможет выздороветь.

Именно эта мысль вдалбливается тем, кого данная категория оппов пытается всеми силами вовлечь в свою картину мира, умалчивая предупреждение классиков уже из другой области: если человеку, даже абсолютно здоровому, всё время говорить о том, что он имеет целый ворох болезней (которые просто пока не диагностированы ввиду его уклонения от обследования), то он, скорее всего, быстро заболеет и умрёт.

Такова примерная схема процесса воздействия на умы масс с помощью нагнетания негатива.

Теперь сменим дислокацию и попробуем рассмотреть третий вариант.

3. Под тем же, не менее благим предлогом «ради лучшей жизни», начинаем также систематически обращать внимание на достижения отдельных граждан, предприятий, объединений и страны в целом в самых разных областях: от высоких технологий до простых бытовых улучшений, от новых федеральных магистралей до небольших новых районных дорог, от естественнонаучных прорывов до гуманитарных достижений, от коллективных свершений до подвигов (трудовых или ратных) отдельных людей и т. д.

И всё это без концентрации на недостатках, которые были, есть и будут независимо от географии, эпохи и наличия или отсутствия, например, идеологии в качестве целеполагания.

Повторю для вящего усвоения: недостатки всегда были и будут независимо ни от чего и ни от кого.

Всегда и везде были и будут:

— преступность,

— коррупция,

— банкротства,

— незаконноосужденные,

— несправедливости,

— ограничения свобод,

— недостатки в системе образования,

— ошибки власти наконец и т.д.

То есть, концентрация исключительно на достижениях — это, если хотите, тоже крайность, но имеющая ярко выраженный позитивный оттенок, что сразу же выгодно отличает процесс от концентрации на негативе.

Так вот, если быть объективным, то третий вариант всегда и во все времена проигрывает второму в борьбе за умы нейтральной массы, ибо малоэффективен с точки зрения привлечения к себе внимания. Не странно ли: позитив всегда проигрывает негативу? Нет, не странно, ибо, если перефразировать, то в моменте добро всегда проигрывает злу.

Причина проста: зло (негатив) — это концентрированная энергия в данном месте и данное время, действует точечно и с максимальным удельным усилием на выбранном объекте. Зло всегда находит отклик в человеке, так как с теми или иными его частными проявлениями он сталкивается в своей жизни неоднократно.

Добро же (позитив) имеет другую природу, оно более рассредоточено в пространстве и не всегда то, о чём идёт речь, может затронуть человека, если он в жизни с этим не сталкивался. Например, какое ему дело до нового построенного завода, расположенного за тысячи километров? Или, скажем, ему мало интересен подвиг полицейского в далёком регионе, спасшего детей из горящего здания, если под боком сидит вечно с похмелья и коррумпированный участковый. Ну и т. д.

Также далеко ходить не надо: очень простая и всем известная схема — максимальные рейтинги у СМИ самого разного спектра построены на систематических новостях негативного характера.

То есть, вывод простой: немногочисленные оппы со своим тотальным негативом находятся гораздо ближе к массам, нежели их визави со своим позитивом, даже если он максимально предметный и конкретный.

***

А теперь, для наглядности, приведу пример из недавней уже не новости под названием «Неисполнение расходов бюджета в 2019 году составит триллион рублей», которая явилась на свет в связи с визитом Кудрина к президенту России и на что Путин ответил: «Что-то многовато». Новость, тем не менее, несмотря на свою нейтральность и специфичность, в определённых кругах вызвала серьёзное бурление, которые (круги) смело записали себе в актив быструю победу негатива над позитивом, или зла над добром.

И вот почему.

Если следовать первому варианту, то новость и новость, представить себе триллион в одних руках мало кто может, если вообще кто-либо в состоянии. Вполне можно было проехать и забыть.

Но не тут то было.

Немедленно вступил в силу второй вариант, закономерно вызвавший бурю негодования, что собственно и произошло. Активность захватила весть политический спектр слева-направо и обратно. Оценки от «всё-равно разворуют» до «народ бедствует, а они жируют», от «регионы голодные, а федералы не знают куда деньги деть» до «наплодили бюрократов, которые тормозят вложение денег в реальный сектор». Ну и тому подобное пустозвонство вокруг простой и понятной новости, на которой оттоптались все кому не лень.

При этом, третий вариант даже не поднял голову, хотя и мог бы, причём по полной и не скучно: в России много денег, доходы бюджета и резервы растут, казна полна, бюджет профицитный, займов у страны нет, особенно в сравнении с Западом, погрязшем в долгах, осталось чуть-чуть и мы всех победим и экономически задавим. Для полноты картины можно было бы устроить песни и пляски с торжественным награждением победителей.

Однако есть нюанс: третьего варианта с песнями и плясками не было, потому как выглядел бы он совсем уж нелепо, хотя и были попытки объяснить прозвучавшую новость в позитивном ключе. Попытки, замечу, людей, которые по своему профессиональному призванию как раз и должны были пояснить и разъяснить, что же на самом деле сокрыто за озвученным триллионом. Более того, в информационном пространстве вообще и ни от кого не прозвучало разъяснения, а если где и было (лично я не видел), то скромно и стеснительно.

Таким образом фиксируем полный провал позитивного профессионального обсуждения, которое захлебнулось где-то на старте и даже не попыталось пробиться до аудитории.

Между тем так и должно было произойти, ибо профессиональное объяснение по определению вряд ли кого бы заинтересовало, потому как скучное и неинтересное, без эпатажа и малейшей интриги. В отличие от тех же «всё пропало» и «ужас, ужас, ужас», быстро привлёкших к себе внимание.

А скучный и неинтересный позитив выглядит примерно так.

В России за последние несколько лет не только резко усилилась борьба с коррупцией, но и значительно ужесточился контроль за расходованием бюджетных средств, выделяемых на федеральные проекты. Здесь, кстати, речь вовсе и не только про всем известные «национальные проекты», но и про многие другие, финансируемые из средств федерального бюджета.

Однако нюансы этого контроля и в чём он заключается, известны далеко не всем, а только тем, кто находится в цепи из нескольких звеньев: во-первых, тем, кто этот контроль разрабатывал, во-вторых, тем, кто его осуществляет и, в-третьих, тем, кто непосредственно участвует в реализации программ — генподрядчики, подрядчики и субподрядчики.

Кроме того, могу свидетельствовать как участник третьего звена: за последние лет пять схема контроля менялась постоянно в сторону ликвидации дыр, через которые федеральные средства могли утекать и расхищаться.

Когда это только начиналось, что практически совпало с началом строительства космодрома «Восточный», дыр было настолько много, что до сих пор вскрываются хищения и открываются всё новые уголовные дела.

Сейчас ситуация изменилась кардинально, причём настолько, что начался вой с другой стороны: неподготовленные и малопрофессиональные кадры в частных компаниях оказались не в состоянии справиться с чётким освоением бюджетных средств в силу банальной неспособности исполнить требования даже документооборота.

Более того, причина в задержке расходования средств федерального бюджета — это вообще больше формальная вещь, нежели фактическая.

Поясню, например, на примере работы со средствами через казначейские счета. В упрощенном виде схема выглядит примерно так: предприятие открывает казначейский счёт, куда средства поступают в качестве предоплаты.

В этот момент формально эти деньги ещё не выходят из сферы государства, так как само казначейство — это 100%-но государственная структура.

Чтобы получить деньги на свой обычный счёт в коммерческом банке, подрядчик сначала должен выполнить работу или услуги (то есть, иметь соответствующие свои мощности и средства), предоставить в казначейство правильно оформленные пакет документов и акты выполненных работ, подписанные с двух сторон, и только после этого деньги выходят из сферы государственного контроля.

То есть, по факту это и не предоплата вовсе, хотя формально таковой является. Разрыв между поступлением денег по контракту на казначейский счёт предприятия и выводом их на обычный счёт — это время на выполнение работ (услуг), что может составлять иногда достаточно длительный промежуток времени.

При этом, так как объём проектов по всей России гигантский, легко получается тот самый триллион, когда средства выделены и лежат на казначейских счетах предприятий (в качестве предоплаты), но не считаются потраченными и освоенными, так как на самом деле распорядиться ими невозможно, ибо контракт ещё находится в стадии реализации.

То есть, получаем то самое накопленное «неисполнение бюджета» по формальному признаку, хотя налицо фактическое выделение средств произошло, но из сферы государства они не вышли.

В общем, ни плохо ни хорошо, хотя с точки зрения даже простого обывателя (и налогоплательщика) должно быть скорее хорошо, так как родное отечество застраховано от растрат, когда средства выделяются, работа не выполняется, а деньги исчезают.

Что касается ценности подобной информации, то здесь всё просто: круг причастных к теме весьма узок, а информация, которой они владеют в совершенстве в силу непосредственной работы, скучна и малоинтересна кому-либо, кроме них. К тому же есть немаловажный нюанс: усилиями оппов к ним давно и прочно приклеен ярлык «присосавшихся к бюджету», независимо от того, какую реальную пользу стране приносит их труд.

Так вновь, в обычной рабочей новости зло побеждает добро, что, с одной стороны, вполне закономерно, с другой стороны, зависит от нашей настойчивости в донесении позитивных новостей до масс.

Так что, работаем и руки не опускаем.

P.S.: более чем уверен, что Кудрин прекрасно осведомлён об истинных причинах «неисполнения расходов бюджета», а также о вполне понятной неосведомлённости президента о деталях технической стороны дела, на чём председатель счётной палаты сыграл технично и точечно, вызвав очередной закономерный шквал негатива.

***

В заключение приведу фрагмент 3-х минутного рабочего совещания-инструктажа главреда (Г) с молодыми журналистами (Ж) условного оппозиционного СМИ (из фильма «Спящие»)……

Г: Сегодня войны выигрывают не солдаты, а средства массовой информации. Назовём вещи своими именами: сейчас идёт информационная война. Каждому из вас раздали новость, каждая из которых — потенциальная бомба.

Ж: Ой, мне вероятно досталась новость из прошлой темы. Можно поменять?

Г: Давай посмотрим. Город Волжск.., авария на ТЭЦ, один человек погиб, два квартала без света… Хм, просто шикарная новость, тебе повезло!

Ж: Но какое отношение эта новость из маленького городка имеет к политической повестке?

Г: Вот смотри: объясняю на пальцах. Два квартала без света, один человек погиб. Звоним в местную администрацию. Что нам там отвечают?

Ж: То же, что в любой другой местной администрации в любом регионе мира, ну либо просто промолчат, чтобы не брать на себя ответственность.

Г: Отлично. Берём это мычание и идём к любому гражданскому активисту. Какие отношения у любого гражданского активиста с любой местной администрацией?

Ж: Ну, примерно как у кошки с собакой.

Г: Абсолютно верно. Поэтому этот гражданский активист с огромным удовольствием и с 99%-ной гарантией расскажет нам, что вообще у этой администрации всё плохо: и дороги, и школы, и вообще странно, как этот город Волжск ещё стоит…

Ж: Ну, для атаки на местного губернатора сойдёт, но так, на троечку.

Г: Подожди, это ещё не всё. Идём к нашему знакомому инженеру и спрашиваем его: а известно ли вам что-нибудь об аварии на Волжской ТЭЦ? — ну, естественно, он ничего не знает, — а у нас есть информация, г-н инженер, что авария могла произойти из-за какой-то поломки, ну, какого-то механизма. Посмотрите-ка быстро в Википедии, быстро, быстро…

Ж: Эээ, редуктор.

Г: Вот… Сломался редуктор! Вот у нас вопрос: может ли редуктор стать причиной аварии? Конечно может, — говорит инженер. А ещё нам известно, г-н инженер, что редукторы эти — шведского производства. А возможно ли сейчас, в условиях санкций, в России, когда любые поставки запрещены, где-нибудь найти шведские редукторы?

Ж: Ну, Вы в общем за него ответили.

Г: Идём дальше. Звоним в профильное министерство и задаём вопрос: как вы относитесь к проблеме поставок шведских редукторов в условиях санкций?

Ж: При слове «проблема» любой чиновник бросает трубку.

Г: Молодец! Но…, мы ребята пытливые, идём ещё дальше и звоним самому министру с вопросом: как быстро импортозамещение заменит нам эти шведские редукторы?

Ж: В приёмной министра просто перестают отвечать. Шикарный финал!

Г: Ха, это ещё не финал. А вот в финале мы идём к любому ныне известному правозащитнику и просим его прокомментировать слова министра. На что он нам отвечает что-то типа: а что вы хотите от министра, кто его назначал?

Ж: Президент Путин.

Г: Вот. Президент Путин. Что мы имеем в итоге? Заголовок: «Катастрофа в Волжске». Подзаголовок: «Путинский министр закрыл глаза на гибель человека в Волжске». И вот таких событий, никому неизвестных, по 100 на дню. В любой стране. Пробки на дорогах, ямы на этих же дорогах, обыски у бизнесменов, да что угодно. Но пока они существуют отдельно друг от друга — это просто новости. Как только мы объясняем, что виновник всех плохих новостей — власть, это становится эмоциональным фоном. Вот это, собственно, и есть наша работа. Всё, работаем!

Ж: Гениально!..

 

Александр Дубровский

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

283 просмотров всего, 7 просмотров сегодня